Исполнитель смертных приговоров

Жуткие рассказы

Наступило вечер. Волны беспощадно разбивались о скалы. На маленьком островке, оторванном от основного острова, светился вдали фонарь маяка. Возникла сильная буря. Ветер безжалостно бил ставнями окон маяка, и казалось, что они скоро оторвутся. Сумерки стали гуще, тьма окутала небо и полностью его закрыла. Только едва заметный луч фонаря мог помочь несчастным морякам достигнуть порта.

Лодка раскачивалась в стороны. Двое гребцов, сделав большие усилия, старались удержать нужный курс. Находившийся в середине человек надел на голову шелковый пакет. В шуме и шуме его молитва была не слышна, только скрещенные руки на груди выдавали его. Гребцы были одеты в черные кожаные плащи с капюшоном. Молившийся человек был одет в легкую одежду: изорванную рубашку и дырявые штаны. Он был очень простудился, но, вероятно, это не было его главной проблемой. За что его везут на остров и почему у гребцов такие мрачные лица с грустными глазами?..

*

Лодка пришла к деревянной пристани. Один из людей, гребец, вышел на пристань и привязал лодку к бруску. Второй гребец вывел человека с мешком на голове. В тот момент, когда человек был избавлен от мешка, его взгляд замер, а зубы затряслись. Один из гребцов шел впереди, а второй грубо схватил замерзшего человека за локоть и толкнул его вперед.

От понимая предстоящую угрозу, мужчина пролил слезы и опустился на колени.

Вы делаете ужасную ошибку, нарушающую законы о правах человека.

Онс гремел, как безумный. Плащи мужчин оставили их безмолвными: первый достиг конца вырубленной в скале лестницы, а второй равнодушно смотрел на заключенного, который был для них объектом излишних нервов. Двое в кожаных плащах были его исполнителями.

Один человек начал подниматься по лестнице. Ветер стал сильнее, поднимая подол его плаща, будто он сражается с природной силой. Руки в перчатках сжались в кулак. Он мрачно продолжал подниматься вверх, ставя ноги в сапоги на камни.

Арестованный возмущенно выкрикивал, в то время как его поднимали за подмышки.

Мужчина, идущий вперед, пригнулся и двинулся вперед, а второй следовал за ним, создавая неприятное напряжение. Арестанту будет даром испытывать напряжение и чувствовать угрозу до последнего шага.

Второй шел непринужденно, руки спрятав в карманы плаща. Поднявшись на вершину, его товарищ теперь ожидал их.

Арестованный медленно поднялся по лестнице. Второй палач понимающе отнесся к этому, так как их текущая жертва не была первой, кто так поступал.

Им потребовалось более полуторачаса, чтобы подняться по очень высокой лестнице. Весьма затруднялось движение, так как арестант постоянно тяготился скольжением.

Он спросил палачей, понимают ли они, что они заставляют его делать, но их лица оставались неподвижными.

— Ваша ошибка огромна! Я тот же самый человек, как вы!

Маяк всегда поражал первого палача своим тихим и умиротворенным настроением. Здесь множество людей находили покой на протяжении долгих десяти лет работы маяка. Палач потянулся к своей пачке сигарет, похлопал ее ладонью и вытащил одну сигарету. Зажег ее и притянулся. Постепенно его дрожащие руки успокоились. Ветер продолжал свою неутихающую игру, но это не беспокоило его — есть вещи, которые страшнее, чем плохая погода. Соседний арестант смотрел на него проницательно. Коллега, если его можно так назвать, оставался безразличным. Здесь побеждал хладнокровие, важный элемент, которого первому палачу так и не удалось обрести.

— Отпустите меня, я вижу, что вы все еще чувствительны и не лишились своей гуманности! – выкрикнул заключенный в направлении первого палача.

Если бы не его товарищ, он бы поступил так. Только спокойный мужчина в мокром плаще с хладнокровным выражением лица вдохновлял первого на проявление качеств, необходимых для работы.

— Твои слова ничем не помогут, – нерешительно произнес он, обращаясь к мужчине.

Надежда несчастного умерла окончательно. Он опустился и словно лишился жизни. Второй взял арестанта за руку и повел его к середине скалы. Остановившись справа от маяка, он уставился в сторону океана. Из-за черневшего неба и тьмы, опустившейся на горизонт, нельзя было разглядеть край океана, а казалось, будто тьма с неба упала и распространилась по всей водной поверхности.

Арестованный сказал, что раньше не обращал внимания на эту красоту, и у него появились слезы на глазах.

Второй палач высказал мрачно: Последствия являются наказанием за наши поступки.

Один человек вытащил книгу из кармана своего плаща. Эта книга имела черный переплет, а цвет страниц был красным.

— Вас обвиняют в государственной измене — сказал он арестанту, читая с книги. — Нет более серьезного преступления, чем измена родине, и тому, кто в ней виноват, не стоит ожидать пощады, когда ему воздается за все его грехи вдвойне. Предателю не будет снижения приговора, и он не будет жить за счет народа. Смертью и каторгой для его семьи будет искуплено совершенное преступление.

Палач закрыл свой том. Он проникся прочитанными словами приговора так же глубоко, как молитвой.

Это ошибка… ошибка, говорил себе заключенный.

Он покрылся потом и обесцвел, его глаза быстро двигались, а он нервно скреб кожу своими пальцами. Он выглядел жалким и полностью промокшим. Потом он повернул голову, и его прядь волос закрыла глаза. Внезапно, среди шума бури, раздался громкий смех. Мужчина совсем сорвался и стоял, скривившись, смеялся.

Один палач был удивлен, а другой не показал своего удивления. Второй уже давно привык к таким поступкам заключенных.

Первый палач напомнил, что арестант был приговорен к смертной казни, но тот уже не обращал на это внимание.

Возможно, он окружился собой и даже если его ударят палкой, его разум не очнется. Узник стал более послушным, второму казнителю удалось довести его до края маяка и поставить прямо.

Исполнители взяли оружие: пистолет с загруженным магазином на десять патронов.

— Вы неправильно поняли! — возгласил улыбающийся заключенный. — Ваше понимание неверно!

Выполнить приговор, — сказал второй палач, щелкнув затвором.

— Я тоже был тем, кто совершал казни! – выкрикнул мужчина последними словами. – Я такой же, как и все вы! Я…

Он не успел заключить сделку. Выстрелы заглушили его слова в самом начале, и кровь потекла из маленьких отверстий в его теле. Глаза закрылись, и арестант упал на землю.

Один из казнителей спрятал пистолет в кобуру и отвернулся. Ему не нравилось выполнять приговор.

Один исследовал тело и обнаружил незначительные трещины на стене. Он взглянул на своего товарища, не выдавая своих мыслей.

— Помощь нужна! — попросил он у своего друга.

Они вдвоем зарыли тело мужчины рядом с маяком. Похоже, место захоронения убитого было на один метр ниже могилы другого преступника, которого первый казненный казневщик погреб в начале своей работы.

После окончания работы на захоронении, они решили перекурить перед возвращением к лодке. Весь путь обратно первый исполнитель судебных казней чувствовал на себе внимательный взгляд своего товарища.

— Произошло что-то необычное? — не сдержался он.

— Нет. Все хорошо.

*

Первый человек не спал две последующие ночи из-за слышимого в голове арестанта, смеющегося. Чтобы отвлечься, он проводил рукой по голым плечам спящей жены палача.

*

Через 14 дней возвращаясь к своему жилищу, первый казнокрад заметил на своей газонной травке темную автомашину. Стремительно несясь к своему дому, он вдруг столкнулся с нечто ужасным. Врата его поместья открылись, и на газон вышел субъект в чёрной одежде. Это был сам палач.

— Что здесь происходит? – спросил первый. – Я являюсь палачом и хотелось бы знать вашу личность?

Разом со внезапно появившимся гостем появились и новые посетители, они окружили владельца дома.

Приблизился человек, обвинитель, и вслух заявил:

Вы носите на себе данную одежду, но вы не выполняете роль палача! Вы являетесь иностранным агентом, и женщина, которую вы всем представляли как свою супругу, призналась, что она играла свою роль под вашим воздействием. Вы определенно являетесь врагом народа!

«Это ошибка!» — закричал первый человек, который две недели назад был убит, находящийся в аресте. «Я такой же, как и все вы! У меня есть лицензия!»

— После проверки выяснилось, что она является поддельной, очень качественной копией, однако все же подделкой.

Палач внезапно понял всю суть происходящего и был полностью ошеломлен.

Его жена вышла из дома. Несколько дней назад она смотрела на него с любовью, но теперь старается избегать его взгляда, скрывая изуродованное лицо ладонями. Она стояла на газоне в разорванной футболке с разодранным плечом и задранной юбкой, которая уже не доставала до колен, а была разорвана на бедре. Волосы были запутаны, макияж стекал по ее лицу. Губы были в крови, а на щеках остался след от смытой помады.

— Ее нашли в подвале. Она очень рада нам! – сказал обвинитель с восклицательным тона.

— Ваши слова — ложь! Мы любим друг друга! Вы привели нас к этому состоянию! — возопил первый исполнитель казни, наблюдая с противоположной стороны за знакомым происшествием.

— Вы с таким мнением? Давайте позволим женщине высказаться самой.

Взглянув на женщину, обвинитель получил ее подтверждение, и она немного наклонилась.

— Верно, — тихо прошептала она. – Я была спасена от жестокого рабства и страданий, которые нанесли мне.

— Не верю! – закричал отвергнутый мужчина. – Это неправда! Я знаю это, понимаю, как это функционирует! – орал он на всю катушку.

В нашем несчастье мы сумели обнаружить вас, так как вы проникли настолько далеко. И вы знаете, что выдало вас? Ваша ошибка при приведении приговора две недели назад. Наш преданный палач вывел вас наяву.

И его воспоминания вернулись к той ночи, когда его рука подалась и он не смог убить заключенного, только ранил его и выпустил обойму в стену. Его коллега заметил это и предал его, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. Понимая, что он занял место того заключенного, казневший засмеялся в истерическом приступе и его смех пронесся по всему округе на несколько минут…

Показать…

Оцените статью
Добавить комментарий