Дождь мне не нравится

Жуткие рассказы

На исходе жаркого летнего дня деревня становилась под покрывалом вечернего сумеречного света, когда небо начинало становиться черным от свинцовых туч.

Начался дождь. Вдали молния осветила небо, а раскаты грома потрясали землю. Мелкие капли быстро сменились крупной дробью, барабанившей по крыше с сильной силой, как будто хотя пробить её.

Ненавижу дождь.

Темный, влажный, грязный. Стоя у окна и глядя на этот вид, я невольно сжался. Обычно в такую погоду хочется только есть, спать и есть. Поэтому я радостно отправился в небольшое путешествие в загадочное место, называемое кухней. Почему загадочное? Ну, хотя бы потому, что идешь туда на пять минут, а потом, через несколько часов, находишь себя за столом, наедаясь разнообразными лакомствами.

Аромат вкусного ужина с запеченным кроликом и овощами наполнил мои ноздри, заставив потекли слюни. Мой отец был отличным поваром. Возможно, ему просто нравилось готовить, но, возможно, жизненный опыт заставил его научиться этому искусству. Я почти не помню свою мать — она умерла, когда мне было всего четыре года. По словам отца, она утонула в реке в схожее время года, ее тело не было найдено.

Мы молча отужинали за столом, замирая каждый в своих мыслях, под звуком капель, стучащих по металлической крыше, словно по нашим нервам – кап. Кап.

Я понял, что мои глаза стали очень тяжелыми, и я пошел спать. Я благодарил папу за еду и быстро заснул.

В эту ночь отец исчез без вести. Утром я начал звонить соседям, узнавал, видели ли они его.

Я не мог понять, почему он так поступил. Непогода за окном была такой же, как и когда он ушел, и он не взял ни сапог, ни дождевик, ни телефон.

Примерно четыре часа я потратил на звонки почти всем жителям деревни, которых знал мой отец, но безрезультатно. Похоже, что обычный дождь стал настоящей бедой, и тревога только усиливалась.

Я провел несколько часов, ходя как на иголках, бродя по дому, то глядя в окна, то выходя на крыльцо, куря и смотря вдаль, насколько это было возможно из-за густой стены дождя. Чутье подсказывало, что-то случилось или должно случиться, и оно меня ни разу не подводило. Помню, как мы с друзьями карабкались на водонапорную башню рядом с заброшенным заводом. Это было нашим развлечением — забраться наверх и закричать Я король мира. Но в этот раз все было по-другому, словно внутренний голос тихо говорил Стой, не делай этого, и я послушал его, игнорируя насмешки друзей и чувство трусости. Ржавая железная лестница не выдержала нагрузки и с грохотом обрушилась, унося с собой жизни двух моих друзей. Было много подобных случаев, но мое чутье всегда меня охраняло. В тот момент я чувствовал, что где-то рядом таится опасность и ждет своего часа. И это было правдой…

Вечер пришел незаметно, и я почувствовал панику, окутывающую меня все сильнее. Мне пришлось позвонить в полицию и сообщить об исчезновении моего родственника, хотя я понимал, что это ничего не изменит. Андрей Петрович был самодовольным, лицемерным и ленивым человеком, который никогда не поднимался со стула, даже в ясный солнечный день, не говоря уже о буре за окном.

Получив ответ, я начал говорить, но меня перебили. Сказанное меня шокировало, и меня охватил страх. Я почувствовал мурашки по телу и еле удержался, чтобы не упасть.

— Уже седьмой раз за сегодняшний день кто-то заявляет о пропаже человека.

Мысленно повторяя эту фразу, я застыл на стуле, уставившись в одну точку.

Звонок продолжался, но я не мог ответить, словно потерял способность двигаться.

Я проговорил вслух, узнав, что семь человек пропало. Сидя неподвижно с открытым ртом, я осознал, что это не просто так. Даже дурак поймет, что один пропажа может случиться, но семеро – это уже подозрительно.

Я просидел за столом ещё некоторое время, потом вдруг заснул, потеряв сознание.

Во время сна раздался стук в окно, он был коротким и не очень громким, но отчетливо различимым.

В моей голове возникла мысль, что ветка соседнего дерева, под действием ветра, ударилась о окно. Однако, я решил убедиться и проверить это.

За окном была непроглядная темень, лишь иногда сверкали молнии, обхватывая все небо, превращая в огромную паутину и озаряя местность на многие километры. В этой темноте было нечего разглядеть. Но когда молния опять засверкала, я успел что-то заметить.

Люди стояли повсюду, неподвижно, словно ожидая чего-то. Внезапно один из них прильнул к окну, и я от неожиданности попятился назад, вскрикивая как девчонка. Сердце колотилось, будто вот-вот выпрыгнет из грудной клетки.

Я увидел, как мой отец стоит за окном и смотрит в мою сторону. Его лицо было бледным, его глаза были покрыты белой пеленой, из его рта вытекала красная жидкость, похожая на кровь. Он издавал непонятные звуки и водил ладонью по стеклу, пялясь на меня своими неживыми глазами.

Наше зрелище продолжалось примерно минуту, а затем он начал бить по стеклу руками и головой, разбивая свое лицо в кровь. Потом к нему присоединились и другие. Я оказался окружен со всех сторон, эти чудовища умудрились забраться даже на крышу и с нечеловеческой силой стучать по ней. Дверь вынесли вместе с петлями, а окна разлетелись на осколки.

Начало этого абзаца кажется неинтересным, однако вскоре все стихло, и в комнате воцарилась тишина. Люди, которые выглядели устрашающе, стояли неподвижно, словно были отключены от электричества. А я просто стоял, оцепенев от ужаса, и наблюдал за всем происходящим, не предпринимая никаких действий.

Вот что мне делать? Возьму нож, зарежу одного, пырну второго, но все равно меня сожрут. Куда мне убежать? Они везде. Я попал в ловушку.

Приглядевшись внимательнее, я начал узнавать в этих существах своих соседей и жильцов нашей деревни. Они все выглядели как мой отец — кривые и страшные. Среди них был участковый. Наконец-то заставили меня выйти на улицу. Раздался раскат грома. Существа, стоявшие у порога, медленно разошлись, освобождая место для нее. Вскоре на месте, где раньше была дверь, появилось страшное создание. Это была женщина, или точнее, была ей когда-то. Сейчас это был ходячий труп. Плоть в некоторых местах отсутствовала, виднелись внутренние органы и кости. На черепе волосы были грязные, липкие и взъерошенные. Один глаз отсутствовал, его место занимали черви. После короткой тишины существо завыло, как волк, и все упыри разбежались в разные стороны. Но это было недолго. Через пол минуты они начали заливать мой дом дождевой водой, пытаясь попасть в меня. Они черпали все, что могли под руку ведро, лейку, тазы и кастрюли. Брызги разлетались по всему дому, и я в ужасе спрятался в своей комнате в шкафу, который находился в углу.

Теперь я понимаю все, хотя бы почти. Дождевая вода — проводник. Она управляет их разумом, превращая их в послушных псов, которые верно служат хозяйке и выполняют любые приказы без возражений. Меня мучает лишь один вопрос: почему им нельзя заходить в дом. Но, по-видимому, это не дано мне узнать.

Я уже третий час сижу в шкафу, пишу это, не понимая почему. На улице такой гам, зараженные таскают воду, когда они устанут? Вода капает отовсюду, на полу озеро. Сквозь левую стойку и крышу шкафа просачивается вода. Ноги онемели. Больше не могу писать, тело не слушается, хочу выйти на улицу, не боясь заразиться.

Я ненавижу дождь…

Оцените статью
Добавить комментарий