Четыре истории микро-ужасов

Жуткие рассказы

Я написал четыре небольших рассказа. Прошу не критиковать слишком сурово.

Сердца четырёх.

Четыре истории микро-ужасов

Она сидела напротив небольшого, треснувшего по краям, темного зеркала с закрытыми глазами. В нем отражался кусочек обшарпанной обстановки ее жилища. У нее внутри все трепетало. Она ждала, не зная, чего именно. Четверо людей, находившихся в тристах метрах от ее дома, быстро и незаметно приближались.

— Каким же делом им нужна я?! Этим людям с темными деяниями. Предателям и насильникам! Жестоким и грабительским существам! Что они преследуют наследием слабой и больной старушки, которая ушла вдали от городов, чтобы провести остаток своей жизни в уединении лесной долины…

Ужасное на вкус зелье было выпито сразу после прибытия ворона с плохими новостями. Она ощутила, как ее кровь начала жечь в венах, мышцы стали слабеть, а кости расслабились. Началось… подумала она и страдающе нахмурилась. Но неприятные моменты должны были скоро пройти, еще несколько минут агонии… Россыпь белых волос свалилась с нее, словно их аккуратно выбрили невидимые парикмахеры. Она упала на четвереньки, что-то кровавое и густое вырвалось из нее, и, наконец, ее рот был заполнен мощными ехидными зубами, вырывающимися неровной стеной в разные стороны. Она услышала свой хрип и поняла, что это его приветственный смех.

Охотники на ведьм ожидали и разместились вокруг ее хижины. Демон, вызванный снадобьем, окружил ее тело, изменяя его. После того как его влияние пройдет, она будет слаба и уязвима. Ей нужно будет спрятаться так, чтобы ее не нашли. Демон охватил пространство своими превосходными чувствами и знал все движения, как дирижер. Ее последняя мысль, исчезая во тьме сознания, была: Он поможет… За это он получит четыре свежих бьющихся сердца.

Варенье

Четыре истории микро-ужасов

Славик размышлял, попивая чай на веранде из большой кружки и наблюдая, как его бабушка шумно мешает в кухне с кастрюлями. И он задался вопросом, почему она так увлекается консервированием всего, что только можно.

Буквально на днях сбор урожая смородины закончился и теперь так хочется ее съесть, но, к несчастью, этого не случится. Полки холодильника уже засияли от банок с перетертой ягодой.

С самого утра все гудит своим страшным миксером.

В последнее время бабушка начала плохо выглядеть — она постарела и стала выглядеть истощенной. Часто она трет виски и переносицу и жалуется на то, что у нее в голове туман.

Чай имел неприятную горчинку. Славик поставил кружку в сторону и задумался, когда сможет отправиться на речку.

Вечером мама приедет забирать меня и мою сестру из города, и все, лето почти закончится. Было бы здорово, если бы мы могли сохранить его и взять с собой.

-Ба, Олька уже встала?

Славик зевнул, протянулся и задумался. Может, и ему стоит немного полежать…

В момент, когда Елена приехала к дому, солнечный диск уже медленно скрывался за горизонтом, прячась за густыми деревьями леса.

— Привет, Анна Ивановна! Где дети? Я работу задержалась… Гуляют они еще?

Бабушка быстро занималась делами и что-то громко стукнула.

Она раскладывала на стол банки со засоленными грибами, огурцами и помидорами, произнося эти слова.

— Вишневое, клубничное и чёрносмородиновое варенье, а также малина лесная будет достаточно на протяжении всей зимы.

Она зарделась, и в ее глазах появился безумный взгляд, но при этом она продолжала болтать в повседневных тонах, не закрывая глаз, которые казались расходящимися в разные стороны.

— Это Славик, а это Оленька.

Она указала на груды больших пятилитровых банок толстого темно-красного цвета, которые чередовались с розовым и имели небольшие белые вкрапления. Банки выросли и стали полнее за лето, они загорелись! Я с трудом успела к их приезду, была уставшей, весь день была на ногах… Бабушка рассеянно улыбнулась, охватив комнату безумным взглядом…

Лишь Елена заметила покрытые пятнами передник и загрязненные красными седыми волосы…

Дорога

Четыре истории микро-ужасов

Когда езжу, названия населенных пунктов не затверджую в памяти, хотя обращаю на них внимание. Например, Анашкино или Ляхино… но они всего лишь близ Можайска. Тем временем, здесь: невзрачное Мальцево или неопределенное Будаево, которые не привлекают внимание.

Ты виновата в том, что сейчас будет крайне неприятная ситуация.

Раздался электронный писк.

— Сколько?

— Гагарин проезжаем….

Пятьдесят ебаных тут! А я сто ебу!

-семьдесят, пятьдесят и камера…

-что серьёзно?! Так и ехать?

— когда еду, я просто наслаждаюсь дорогой…

Замолчи, пожалуйста! Саша, можешь рассказать мне пару анекдотов?

— ты всегда находишься в неприятном настроении, постоянно беспокоясь о скоростях, разрешенных и запрещенных… ты сильно напряжена, и дорога это ощущает…

-блять опять, вашу мать!

— Продолжаешь ли ты все время перемещаться?

— Обрати внимание на символ: Камера и 50!

— не смотрю на знаки, а на дорогу, она более информативна.

— Маленькие ремонтные тоннели — это то, что я не люблю больше всего, они такие узкие… Этот парень начал ускоряться, неприятный тип… Я еду со скоростью 80, и я тоже за ним…

Это ее суть. Не ощущает, а размышляет…

— найди мне какое-нибудь радио…

— Саша, пожалуйста, не превышай скорость, ты знаешь, что это важно для меня и это правильно!

— Папа!

-Папа, на, возьми…

И что теперь? Стало чище?

— нет, что-то неприятное… дворники не справляются с работой…

— я беспокоюсь из-за этих ремонтов… они меня достали.. а вот ему, владельцу Land Cruiser, все равно, ему безразлично, есть ремонты или нет. Мне нужно что-то починить, а ему всё равно…

Мне кажется, что они просто повесили таблички с фотоаппаратами.

— Наверное, здесь мало камер, ведь это такое отдаленное место…

вряд ли здесь будут устанавливать временные камеры.

— временную камеру легче поставить…

— да?

— Хорошо, сделаю текст таким образом, чтобы его было сложно распознать и отследить.

— Слышал историю о безумце, который полагал, что радио говорит о нем или давалось ему подсказки…

— Эти шизофреники с галлюцинацией — вполне распространенное явление, не так ли?

— это не галлюцинации, шизофрения…

Шизофрения — это наличие галлюцинаций, которые могут быть разного вида: зрительные, слуховые, обонятельные и осязательные.

— мам, ещё долго?

— Да, будет занимать время, но мы будем делать остановки…

Бывает так, что всё, что мы видим и чувствуем, может быть всего лишь иллюзией.

У мужика не было галлюцинаций. Он, как и другие, слышал радио, но понимал его по-своему.

Так значит, это несвойственно шизофрении, а скорее это паранойя.

— ну типа того…

Мне пришла в голову мысль: если ты едешь и видишь названия населенных пунктов, и они вызывают у тебя какие-то ассоциации… это необычная нервозность?

— Знаки от кого?

— Ну, скажем от дороги?

— Дороги?

— Дорога — это маршрут, которым проходят множество жизней, подобно проводу, по которому проходят заряженные частицы и вокруг возникает специальное поле. Представь себе, что в каком-то месте нарушается целостность, оболочка нашей реальности становится потревоженной чем-то…

— С чем?

Оставляешь все то в прошлом.

Посмотри, там Александрово! Рядом находится Смотровая! И прямо здесь, немного влево, расположен Колхоз Светлый путь!

— Саш, и что?

Александр, обрати внимание — перед тобой ясный путь!

— Будь внимательнее к дороге, Александр!

— Слышь, Саш, идёт дождь! Или нет?

Он ощутил, как время остановилось на мгновение… но когда он открыл глаза, все вокруг было не таким, как раньше… все стало искаженным… вместо земли и дороги перед ним было виднелось небо, а над ним мчалась темная полоса с белыми пунктирами, словно разметка дороги. Затем все замерцало и кружилось, и перевернутый грузовик мчался навстречу ему по дороге, перевернутой снизу вверх, заполняя все пространство вокруг его.

Грибник

Четыре истории микро-ужасов

Обожаю лес. Сейчас именно такое прекрасное время… Целый день блуждаешь среди деревьев… Птицы поют, просто рай… Осторожно двигаешься, как следопыт, осматриваешь по кустам, под деревьями, глаза уже пристально выправлены. Хорошо знаю эти места: рядом озеро, когда-то здесь был лагерь, ближайшая деревня в 15 км. Скоро будет поляна. Там их будет много… только успевай собирать. Внимательно смотришь под ноги. Глаза не привыкнут к темноте. Точно! Впереди показался просвет. Ага! Вот они, мои дорогие! Сваленное дерево на поляне стало любимым местом их пребывания. Два синих (шатра) и зеленая (палатка)… около костра расположились около семи. Гладишь рукоять ножа. Чувствуешь легкое тепло в ладонях. Этот с красной шляпкой… иду к реке. С него и начну…

Оцените статью
Добавить комментарий