Ад для детей

Жуткие рассказы

Виктория Дмитриевна шла в спальню, где спали ребята, громко стуча каблуками и напевая новую песню, которую услышала по радио. Остальные сотрудники интерната постепенно появлялись. Встречая их, Виктория улыбалась и кивала головой. День только начался, дел достаточно много, но за день юная директриса собиралась сделать абсолютно все. Пока рано утром, можно заняться самым важным делом.

Время вставать, доброе утро! — изрекла Виктория Дмитриевна, войдя в комнату.

Дети валялись в кроватях, не желая просыпаться и отдавать себя радостям снов. Виктория настаивала на своём, будто требовала у каждого проснуться и покинуть уют своей постели.

Почему ты ведешь себя так грубо? — рассердилась руководительница.

Дети встали с кроватей и начали одеваться, тряпкая глаза. Они были разных возрастов, худенькие и бледные. Когда все были одеты, они пошли умываться и завтракать, кроме одного мальчика с рыжими волосами и прямым носом.

— Сегодня ты выполнишь очень важное задание, Серёжа! — строго заявила Виктория Дмитриевна.

Мальчик испугался. Он осознал, что его ожидает. Никакого сопротивления — в противном случае придут круглые нянечки, сильно схватают за руки и ноги, и утащат в Особую Комнату. Это было название одного большого помещения среди детей, откуда никто никогда не возвращался.

Серёжа идущий за Викторией с опущенной головой. Он не мог плакать, все слезы уже пролиты. Осталось только примириться с ужасной участью.

Каждый ребенок проходит через это, но никто не забирает. Виктория Дмитриевна имеет диплом воспитателя, но не любит детей и живет одна. Ей не хватило другой профессии, поэтому она пошла работать в интернат. Она была красива, но не смогла воспользоваться этим, поэтому решила работать в интернате, чтобы заработать деньги. Пока она их копит, живет с родителями.

Дети в интернате были шумными и непослушными, и Виктория начала чувствовать, что теряет рассудок из-за этого. И тогда у нее возникла жестокая идея — преобразовать бывший музыкальный класс в операционную, где она проводила ужасные эксперименты. Она действовала скрытно, имела своих людей среди персонала, проверка не проводилась, а детей не забирали из интерната. Это было ее возмездием.

Виктория увлекалась фильмами о маньяках-психопатах и изучала медицинскую литературу. Она начала применять полученные знания на практике, с помощью нянечек, среди которых были работницы больницы. Секретарша помогала с документами, а повариха, тетя Маша, готовила не самые аппетитные блюда, заставляя детей есть их.

В интернате № 17 было все плохо. Никто не помнил об этом учреждении, оно выглядело очень убого. Со стороны казалось, будто здание давно заброшено. Иногда любители заброшенных мест пытались туда забраться, но всегда всё заканчивалось очень плохо.

Вот она — дверь в Особую Комнату. Серёжа напряженно проглотнул слюну, сжав руки в кулаки. Виктория Дмитриевна манипулировала ключами, и когда замок щелкнул, дверь резко распахнулась, наполнив ноздри запахом металла. Директриса крепко схватила мальчика за руку и втянула его внутрь. Закрыв дверь, она включила свет. Комната озарилась, раскрыв операционную. В центре находилась кушетка, рядом с ней стол, облагороженный множеством инструментов и принадлежностей. Вокруг помещения разбросаны различные аппараты и шкафчики. Кафельный пол и белые стены были пятнаны кровью. Здесь было холодно и неприятно.

Сергей заметил, что дверь в комнате приоткрыта, и из нее доносился странный звук, похожий на стон с плачем. За дверью было темно, и мальчик не хотел знать, что или кто находится там. Ему это не было нужно сейчас, ведь он… умрет.

Виктория Дмитриевна суетилась, готовясь к делу. На нее был натянут врачебный халат и маска, волосы были собраны в хвост. Через минуту появились две нянечки, очень похожие друг на друга и выглядевшие как вышибалы из ночного бара.

— Вам известно, что нужно делать, — произнесла руководительница.

Нянечки молча отвели мальчика к кушетке, привязали его крепко. Одежда лежала на полу, за исключением его трусов. Сережа задыхался и терял надежду на чудо. Он хотел что-то сказать, но не мог выговорить слов. Началась очень важная операция.

Виктория не просто проводила операции, а играла в создание чего угодно. Играла как Бог, провозглашая себя богиней в эти моменты. Ассистентов считала ангелами, помогающими в этой игре.

Мальчика ввели анестезию, и девушка начала проводить хирургическое вмешательство. С помощью скальпеля она разрезала кожу и плоть, затем отделила кость с помощью ножовки. Затем она пришила ступни к рукам и ладони к ногам, украсила узором из ниток на щеках, оторвала несколько зубов и заменила их кнопками. Она также вынула глаза, зашила веки и закапала воск в уши. Наконец, она вколола неизвестную жидкость, которая поддерживала жизнь. Теперь новая кукла была готова, чтобы присоединиться к коллекции Виктории Дмитриевны.

— Можете идти.

После ухода нянечек, Виктория посадила свою новую куклу в инвалидное кресло и покатила ее к открытой двери, откуда доносился неприятный запах. В комнате, освещенной тусклым светом, были хранятся все куклы, которые делала директриса.

Мальчик с шестью руками ползал как паук. Девочка, у которой из промежности торчала лишняя нога, не имела ни одной руки. Близнецы были сшиты вместе так, что член одного входил в анус другого.

— Это твой новый дом, Серёжа, — сказала Виктория Дмитриевна, опустившись на колени перед очнувшимся мальчиком.

Она положила руки ему на колени и нежно погладила. Стены комнаты наполнились звуками женского наслаждения.

Оцените статью
Добавить комментарий